Знаменский храм с. Знаменка

Батюшка на связи

Настоятель: о.Евгений
Вопросы в: "Вопрос настоятелю"
Связь: logachev12@mail.ru
Я Вконтакте
Я в одноклассниках
Я в Моем@Мире
Я в Facebook

Рейтинг@Mail.ru



Да будет Господи на всё Твоя святая воля! (продолжение...) Печать E-mail

….Спустя буквально месяц после поездки к Батюшке Серафиму, мне пришлось реально убедиться в правильности пословицы: «Человек предполагает, а Господь располагает». Вернее в её второй части…Так как я даже не предполагала и не думала, что у меня будет ещё одна возможность побывать у Угодника Божия – Серафима Саровского!
…И вот спустя месяц в моей квартире, ранним утром раздаётся телефонный звонок. Сонная и непонимающая, что и кому надо в столь ранний час я снимаю трубку и слышу бабушкин голос: «Всё спишь? Просыпайся, хватит спать». Конечно, я сразу проснулась. Бабушка просто так рано утором звонить не могла. Что – то случилось. О чём её осторожно спросила. Оказывается ничего, кроме…Кроме того, что она записала меня на поездку в Дивеево + посещение женского монастыря в Муроме! Лёгкий шок! А бабушка тем временем рассказывает, что ей позвонила прихожанка храма и предложила поехать в эту поездку, но бабушка сразу отказалась в мою пользу, так как она знала, что я почитаю святых князей Петра и Февронию, чьи мощи как раз и находятся в Муроме. Немного забегая вперед, скажу, что на месте, которое я заняла, должна была ехать одна женщина, но за 2 дня до поездки у неё внезапно поднялась высокая температура, так что она просто лежала в лёжку. Об этом факте мне рассказали женщины – прихожанки нашего храма, с которыми мы ехали в машине. И все единогласно решили, что так угодно было Богу, чтобы поехала именно я…Положив трубку, я с широкой улыбкой и влажными глазами смотрю на папу, который тоже разбуженный столь ранним звонком, ходит по кухне и ворчит. Когда он узнал о поездке, долго молчал, переваривая новость. Я спросила, можно ли мне ехать, т.к. уже была готова бежать и собирать мой любимый рюкзак. Конечно, прежде чем получить согласие от папы, я выслушала внимательно его речь, о том, что они с мамой опять будут волноваться, и что может не надо ехать, может отказаться…Но видя моё лицо, понимал, что отказываться я точно не буду. Поэтому папа только и сказал: «Эх ты, лягушка – путешественница!».
…И вот опять рюкзак на полу, его содержимое практически то же, что и в первую поездку. Правда пришлось добавить тёплую кофту, т.к. погода не радовала теплом. Вечером о поездке сообщили маме. Минуты 2 сидели молча. Удивлению мамы не было предела. «Поезжай с Богом!» - с таким напутствием я стала складывать всё в рюкзак.
…На часах 02.40. Мы с папой одетые стоим в прихожей. У меня за спиной рюкзак, в руке пакет. В 03.00 от здания нашего спорткомплекса отправляется машина в Дивеево. Мама крестит на дорогу и видно, что переживает. Прочитав молитву в путь идущих, выходим из дома. У спорткомплекса уже почти все собрались, ждём водителя. В этот раз всех паломников я прекрасно знаю, все женщины ходят в наш храм. Это радует. С нами ещё едет маленькая девочка 4 лет – Катюша. Нам предстоит ехать 15 часов. Впереди нас ждут святые места!
В Муроме мы были где-то около 18.30. Немного поплутали, пока по подсказкам прохожих нашли монастырь.

Подъехав к нему, я ощутила волнение перед предстоящей встречей со святыней. Зайдя через ворота на территорию монастыря, я ахнула от красоты, которую там увидела.
Белоснежная церковь, увенчанная чёрными главками, клумбы с розами разных расцветок, ещё строения, всё это поразило моё воображение. Спешим заказать требы и купить свечей. Пока все заказывали требы (а народу нас было 7 человек) и смотрели товар, оказалось, что через 10 минут храм будут закрывать. В прямом смысле слова бежим бегом к храму. Ведь если его закроют, мы не приложимся к мощам Петра и Февронии! А я так долго ждала этого, мечтала побывать здесь, помолиться. Мы в храме, батюшка объявляет об окончании службы. Народу немного. Встаю на колени вблизи от раки с мощами и начинаю молиться святым благоверным князю Петру и княгине Февронии о здравии своих близких и родных, и о себе грешной. Подхожу медленно к раке и прикладываюсь.

Отхожу и вновь молюсь. В это время в храм заходит монахиня и начинает торопить прихожан прикладываться к мощам и освобождать храм, т.к. им необходимо что-то ремонтировать. Что ж, видно так Богу угодно. Главное что я, и все женщины, с которыми я ехала, приложились к мощам. Слава Богу! На память о монастыре остаются фотографии непередаваемое чувство в душе.
Святые благоверные князья Петр и Феврония, молите Бога о нас грешных!


Теперь путь в Дивеево. В этот раз нам пришлось объехать много домов в поисках ночлега. Т.к. в том доме, в котором мы ночевали в первый раз, было всё занято. И нам дали совет, что собираясь в Дивеево нужно заранее звонить. А мы об этом и не подумали даже, тем более уезжая в тот раз, нам и в голову не пришло взять у бабули телефон. Грустные, усталые мы решили попробовать ещё один адрес. В двухэтажном кирпичном доме нам предложили поселиться у одной бабули. У неё была свободна только одна комната, в которой стояло 2 двухспальние кровати. А нас 8 человек и маленький ребенок. Мы в замешательстве. Но больше вариантов у нас не было. Бабуля уже хлопочет, достаёт матрацы, чтобы кого-то положить на пол, постельное бельё. Соглашаемся, потому что уже нет никаких сил куда – либо ещё ехать. Да и Катюша наша маленькая уже капризничает от усталости. Наш водитель, которому места не хватило, уходит спать в машину. Мы располагаемся кто где. Конечно на кровать легли мама с дочкой и ещё одна женщина, хорошо хоть кровать позволяла по ширине их вместить. На другую кровать положили двух женщин пожилого возраста. Ну а мне, и ещё 2 женщинам достался пол!!! Правда, матрац, который нам дали имел только одно название, по существу и толщине он его мало напоминал. Но что всё это значило, по сравнению с той усталостью, которую мы испытывали. Уснули все сразу, а в 6.00 подъём и в путь. Попали к раке Батюшки не сразу, пришлось подождать. Затем слушали акафист. После него заказали требы, купили свечей. Рада была я вновь очутиться в, ставшим мне родным, Дивеево. После службы было решено идти на Канавку, а затем пообедать. Ступая на Канавку Пресвятой Богородицы, я вдруг внезапно ощутила какую – то сильную ответственность, даже необходимость помолиться за своих родных. Дома, конечно, читая утренние молитвы, вспоминаю всех родственников и знакомых, имена их в моей памяти, молюсь об их здравии. Но здесь…Появилось новое ощущение в душе. Раз я в таком святом месте, я просто обязана с горячей молитвой просить у Богородицы здравия душевного и телесного для всех тех, кого я знаю и люблю. Это ощущение такой сильной волной нахлынуло на меня, что из глаз полились слёзы. И весь путь ходьбы по Канавке я молилась. Ясно и чётко представила своего отца, больного сахарным диабетом, ощутила невыразимую жалость и любовь к нему; мамулю, с больным сердцем и давлением, с постоянной усталостью из-за работы; бабулю, которая живёт с моим неродным дедом, терпит его бесконечные пьянки, и которая тоже болеет; мою крёстную, с опухолью в голове, её сыновьях – инвалидах, моих любимых троюродных братьев. Сердце обливалось слезами. Я ощутила ещё одно новое состояние – молитва шла прямо от сердца, из самой его глубины. Казалось оно, чёрствоё и окаменелое там, в миру, здесь смягчилось и оттаяло, застучало сильно в такт молитве. Вот так Господь и Пресвятая Богородица, Батюшка Серафим показали мне грешной как должна я молиться о своих близких. В конце Канавки вновь взяла сухариков и скушала горсточку для подкрепления своих телесных сил. Чтобы подождать всех остальных, присела на скамеечку. Когда все собрались, отправились в столовую. По пути к столовой, нас «захватила» одна трудница монастыря. Она попросила помочь ей в рассортировке переросшего укропа. И вот мы принялись за дело. Нужно было очистить деревце укропа от корня и макушки, затем сорвать зелёные веточки, положив их в отдельный бак. Следующим действием было складывание самого деревца в 4 раза и перевязывание его нитками. Оказывается, эти сложенные пучки сёстры монастыря сушат, а зимой добавляют в суп. Вот первое за эту поездку послушание. Во Славу Божию! Пообедав монастырским супом и кашей, отправляемся к машине, чтобы поехать на источник Серафима Саровского. На этот раз я, вместе с двумя женщинами, окуналась в купальне. Не знаю как другим паломникам, но для себя я поняла, что мне лучше окунаться в холодном источнике, когда в воздухе не +30, а +10. Тело не разгорячённоё. Быстро переодевшись и помолившись Батюшке, захожу в источник. Опять вода обжигает ноги. Но нужно окунуться всей. Что я и делаю! Опять захватило дух! И ощущение лёгкости в душе и теле.…Выхожу и присаживаюсь на скамейку, чтобы придти в себя. А в стороне от меня слышится не русская речь. Поворачиваю голову, и вижу монахов, греческих монахов, т.к. это слышно по разговору. Они стояли у купальни для братии, и с широкими улыбками смотрели на нас паломников, как мы окунаемся в открытом источнике, на наши эмоции, после купания. Такие светлые и радостные лица у них были, что я смотрела на них и улыбалась тоже. Удивительно было слышать и видеть паломников из другой страны, тем более монахов. Но понимаешь, что Батюшка Серафим и Пресвятая Богородица, невзирая на язык, на национальную принадлежность и т.д., зовут к себе в обитель. Во время нашего пребывания в Дивеево я слышала и речь французскую, но уже не удивлялась. После источника Батюшки, мы, как и в первую поездку, поехали на источники Пантелеимона Целителя, иконы Божией Матери Умиления и Казанской. В этот раз я опять искупалась только в одном источнике - Пантелеимона Целителя. Потому что понимала, что если нет желания, то насильно себя заставлять не надо – пользы не будет никакой. А желания не было по простой причине моей телесной немощи – я замерзла, и вновь одевать сырую и холодную рубашку мне не хотелось. Может я не права, но как сказала одна прихожанка нашего храма, что в источники нужно окунаться с желанием, не для азарта и со словом надо на языке, с нежеланием в душе. После источника поспешили на квартиру, где остановились, чтобы переодеться и оставить бутылки с водой, а затем пошли на вечернюю службу. Народу было как всегда много. Мы стояли у стены собора, а рядом с нами неподалёку стояла монахиня с тазиком, в котором лежали деньги. В первую поездку я её не видела, или просто может, не заметила, т.к. мы стояли совсем в другом месте, в глубине храма. Осторожно спросили, на что собираются деньги. Монахиня ответила, что деньги добровольно жертвуют паломники на содержание обители Батюшки Серафима. Мы тоже внесли свою жертву. До конца службы мы не достояли, ушли сразу после помазания, т.к. Катюша уже спала на руках мамы, да и мы сами утомились. В квартире нас встретила бабушка, сообщив, что сегодня ночевать дома не будет, пойдёт ночевать к сестре, которая живёт на территории обители и трудиться. Проводив её и закрыв дверь, мы прочитали вечерние молитвы и легли спать. Вот и прошёл день.

На следующий день мы планировали сходить в собор на акафист Батюшке, постоять службу и сходить на источники Матушки Александры и Иконы Божией Матери Иверской. В этот день на службе мы столкнулись с не очень приятным случаем. Дело в том, что во время службы в храме, мы заметили, как высокий мужчина очень пристально смотрит на нашу Катюшу, за всеми её действиями и передвижениями. Всё бы ничего, если бы он не подошёл бы к ней и стал….гладить её ножки! Представьте, какой шок у нас у всех, особенно у Катюшиной мамы. Сама же Катюша сначала не поняла ничего, потом спряталась за маму. Мы пытаемся отойти в сторону и затеряться в толпе. И видим, как он ходит по собору и как – будто взглядом ищет кого – то. Увидев нас, он опять направляется прямой наводкой и опять начинает гладить Катюше ноги, при этом он молчит, ничего не говорит, только слегка улыбается. Нас уже трясет от такой ситуации. Залезаем в самую гущу толпы, Катюшу усаживаем на пол, на курточку. Этот мужчина никак не успокаивается, видно издалека, что он ищет и ищет Катеньку. Кто он такой? По всему видать человек больной, т.к. думаю, здоровый так делать не стал бы. Таких ещё принято называть блаженными. Но нам стало не по себе в тот день. А Катюша, наш ангелочек, ничего не понимая, тихонько сидела на полу. Правда говорят, что дети это ангелы. Они видят много того, что нам взрослым грешным невозможно видеть. Катюшка, во всё пребывание на службе, глядя на монахинь монастыря, очень много раз падала также как они на коленки. Было умилительно смотреть на неё, тем более, она делала это всё не для показа, а совершенно искренне. Её заметила одна из монахинь и спросила имя. Мы почему – то сразу решили, что она будет поминать её в своих молитвах. А того мужчину, мы ещё раз видели на улице, но он к нам уже не подходил, т.к. мы плотным кольцом окружили маму с Катюшей, и всем видом дали понять, что лучше к нам не приближаться. После утренней службы, мы пошли к источникам Матушки Александры и Иверской иконы Божией Матери. Искупавшись в первом источнике и направившись к другому, заметили, что погода начала хмуриться. А после купания во втором источнике, и без того мокрые, оказались под проливным дождём. В одно мгновение образовались лужи и ручьи, которые стекали бурными потоками по дорогам и тротуару. Мы спрятались под деревом, но скорее для своего спокойствия, т.к. дождь решил нас вымочить, во что бы, то, ни стало. Но если бы не спрятались под дерево, мы бы….не отведали изумительных по вкусу постных пирожков с картошкой, которые нам предложила одна женщина, спрятавшаяся тоже от непогоды. Как мы узнали, она сама печёт пироги, не жалея ни начинки ни масла, для продажи паломникам. Было видно, что женщина хорошая и верующая. Набрав пирожков, почти опустошив её корзину, мы поблагодарили её, она в свою очередь, сказала, что не случайно так получилось, что мы оказались вместе. И, правда, Господь направил её к нам: мы проголодались и немного замерзли, а тут такое лакомство. И ей помогли, заплатив за пирожки. Вот так вот бывает. Когда дождь стих, мы, шлёпая по лужам, направились в обитель, на вечернюю службу. Мне посчастливилось опять оказаться на послушании. На этот раз, стоя одной из наших прихожанок у подсвечника, где поминают умерших людей, я услышала обращение: «Сестра, вы не постоите на подсвечнике?». Я немного удивлённо поворачиваю голову, оказывается монахиня, стоявшая у этого подсвечника, просит меня послужить во Славу Божию! Медлю секунды 2 буквально, и соглашаюсь. Объяснив, куда складывать огарыши свечей, и где находиться баночка с маслом и кисточкой, уходит. Я какое – то мгновение растерялась: подсвечник большой, намного больше, чем у нас в храме, и поэтому больше свечей, людей в соборе много, и всем нужно поставить свечи. Но я быстро собралась и, сказав: «Господи благослови и помоги», начала убирать маленькие свечи, освобождая место для людей, идущих помолиться за своих умерших родственников и знакомых. Наверное, люди, подходившие к подсвечнику, думали, что я живу в этом монастыре, т.к. я была во всём черном, только платочек светлый, и спрашивали как и что делать, куда можно отдать продукты на поминание. Я отвечала в силу своих знаний. Но один молодой человек заставил меня улыбнуться. Подойдя ко мне и протянув свечу, он сказал: «Матушка, поставьте, пожалуйста». Я удивленно поднимаю глаза, беру свечу и отвечаю: «Я не матушка, я обычная прихожанка, только меня поставили на послушание». Вижу, он смутился и не поверил, т.к. потом ещё непродолжительное время стоял поодаль и наблюдал за моими действиями. А мне, почему после этого всё хотелось улыбаться, что я делала. Незадолго до окончания службы, как мне сказала монахиня, я стала убирать свечи и капельки натаявшего воска. Протерев подсвечник маслом, пошла искать своих попутчиц. А они мне говорят, что после службы будет крестный ход с Почаевской иконой Божией Матери, чья память в этот день совершалась. Выйдя на улицу, мы сели на скамеечку, в ожидании крестного хода. Не успели и опомниться, как уже из собора, видим, выходят священники, монахини и паломники. Начался крестный ход. Так сказать, «вливаемся» в ход, поближе к его началу. Но, оказывается, не только мы хотим быть ближе к батюшкам т монахиням. Нас отталкивают, теснят, наступают на пятки. Народ рвётся в самое начало хода. И тут я понимаю, что если не ухвачусь за нашу женщину – прихожанку, я просто буду сдавлена людьми и потеряюсь в такой толпе. Цепляюсь за руку той женщине, и вот так вот вместе, крепко держась друг за друга, идём крестным ходом. У Канавки нас ожидала ещё большее количество народа, чем вышло из собора. У меня просто глаза стали большими, когда я увидела по их лицам, что они не просто так тут стоят, а тоже собираются «влиться» в ход. Представила и ахнула. И в тот же момент, вместе с моей попутчицей, я оказалась подхваченной толпой, которая волной влилась на Канавку. В голове только и была мысль: «Господи помилуй!». Таким вот потоком мы следовали по Канавке. Прочитать Богородичное правило уже не было возможности, мои мысли были направлены только на то, чтобы не потеряться и не отставать. Крестный ход растянулся на довольно длинное расстояние, потому что, обернувшись назад, я не могла увидеть его конец, а начало я уже давно потеряла из виду. Мы прошли всю территорию монастыря, и в конце приложились к Почаевской иконе Божией Матери, оставленной священниками на аналое в притворе собора. После такого события мы уставшие пошли поужинать в столовую. А рядом с входом в столовую нас опять попросил помочь во Славу Божию! Послушание было, на мой взгляд, необычным и больше походило на игру в детском саду. Нам нужно было на небольшой лужайке в саду собирать…опавшие листья. А их нападало много. Недоуменно посмотрев друг на друга, начинаем собирать. Вдруг слышим знакомый голос. Оказывается наша бабушка, у которой мы остановились, здесь тоже помогает, вернее, заведует так сказать этой территорией. Поздоровавшись, спрашиваем, может, есть грабли, быстрее уберём. Оказывается, такого инструмента у них нет. И вот мы, усевшись на четвереньки, продолжаем собирать листья. Вот такое было у меня третье послушание, самое необычное, пожалуй, для меня. Поужинав, отправляемся на квартиру. Рано утром мы отправляемся домой. Собрав вещи, уложив всё в сумки и рюкзаки, укладываемся спать.
Утро нас встретило проливным дождём. Дождь не прекращался около 2 часов. Из-за него мы поплутали в Нижнем Новгороде. Но, с Божьей помощью, нашли нужный нам маршрут и вечером, около 20.00, были дома. Вот так вот Господь проявил, ко мне грешной, Милость Свою! Вспоминая сейчас те поездки, просматривая фотографии, я мысленно возвращаюсь в Дивеево и Муром. Тепло этих воспоминаний согревает меня, когда мне плохо, когда уныние охватывает мою грешную душу. И ещё, в памяти возникает стихотворение, прочитанное мною в православной газете «Вера» :
Преподобный отче Серафиме,
Эти строки в сердце у меня.
Я прошу: молитвами святыми
Не оставь нас до исхода дня!
И ответ мне слышится повсюду,
Не отнять той радости никак,
Радость наполняет мою душу,
Не отнимет радость лютый враг!
Радость моя – Христос Воскресе!
Христос Воскресе – радость моя!

 

Получайте на почту рассылку о самых важных событиях в православном мире